Форум Koira | Правила | Помощь | Поиск | Мобильная версия Регистрация | Вход  




 


 
Здравствуйте!
Добро пожаловать на карельский кинологический форум KOIRA!
Для полноценного общения на форуме, пожалуйста, войдите под своим именем или зарегистрируйтесь.

 Ответить на тему Начать новую тему

Интервью со шведским зоопсихологом и тренером Андерсом Халлгреном

Сообщение28.10.11 00:15
активный постоянный участник
активный постоянный участник Старожил форума
Последнее посещение: 1 год, 7 дней назад
Сообщений: 1872
Карма: 96
Андерс Халлгрен — первый в мире психолог собак и один из основателей новой кинологии. Начав работать в 60-е годы, он кардинально пересмотрел методы обучения собак-ассистентов, спасателей и простых семейных собак. Андерс — автор почти трех десятков книг, две из которых уже известны российским читателям. В последние годы он посвятил себя обучению зоопсихологов и подготовил более 200 специалистов по всей Европе. В середине сентября в Вене (Австрия) прошел двухдневый семинар, после которого Андерс Халлгрен (АХ) ответил на вопросы организатора семинара Ольги Кажарской (ОК).

ОК: Откуда взялись признаки доминирования, которые гласили, что собака доминирует, если она кушает первой, побеждает в играх, первая выходит через дверной проем и т. д.?

АХ: Несколько десятилетий назад, примерно в 60-70-ые годы, люди стали более цивилизованными. Они уже не били детей и собак. Вся теория доминирования должна была вот-вот отправиться на свалку истории. Но были люди авторитарного типа личности, которые не собирались отказываться от прежних представлений. Среди них особенно важную роль сыграла одна женщина из Голландии, которая и была создателем этой системы. Система получила распространение, потому что нашла поводы ("доминантность") для наказания собак.

ОК: Сегодня, благодаря науке, тренировка вышла на новый уровень, когда нам не нужно наказывать собак. Расскажите, пожалуйста, как развивалась тренировка и почему в истории тренировки так много жестокости?

АХ: Все началось в Германии в начале XX века с человека, который занимался доберманами. Он ездил по всей Европе и демонстрировал рабочие качества своих собак: как они могут атаковать преступников, доставлять их в руки полиции и т. д. Этот человек написал книгу, которая, кстати сказать, до сих пор является своего рода библией для сторонников жестких методов дрессировки собак. Эта книга использовалась военными и полицейскими. Но военные столкнулись с небольшой проблемой — им также нужно было учить собак послушанию. И они начали учить собак послушанию точно так же, как они учили послушанию солдат: шаго-о-о-м-м марш, ать-два, ать-два, налево! Отсюда и происходит команда "Рядом" (собака идет у левой ноги, потому что в правой солдат должен держать оружие). Но это не имело ничего общего с обучением, потому что научить собаку ходить рядом можно за 10 минут. То же самое и в классах по обидиенсу: собак "учат" ходить, ходить, ходить, сидеть, сидеть, наверное, около 75% времени занятий. И это было связано не с обучением, а с тем, что они доминировали над солдатами и доминировали над собакой. Военные не учили собаку подходить на зов, а просто тянули ее за поводок. То же самое было и в классах по обидиенсу. Отсюда же типично военная команда "лежать": когда враг начинает стрелять, собака должна лежать. Даже слово "команда" пришло от военных. Хотя позже военные уже не оказывали такого глубокого влияния на тренировку, их дело продолжало жить в соревнованиях по обидиенсу. Кстати, слово "хэндлер" тоже военное, так называли солдата с собакой.

ОК: Не люблю это слово.

АХ: Я тоже! Слова "владелец" и "хозяин" мне тоже не нравятся. Потому что жизнь с собакой это не владение. Для нашей роли в общении с собакой больше подходят слова "мама" или "папа".

ОК: Но ведь сейчас ситуация в Швеции совсем другая. Недавно вы говорили о том, что 90% шведских тренеров используют положительные методы тренировки. Как вы добились таких результатов?

АХ: Я был первым, кто предложил новый подход, но за мной сразу последовали многие другие. Так, например, одна женщина стала первым тренером в Швеции, которая начала тренировать щенков. Ее курсы не были похожи ни на какие другие. Она начинала социализацию щенка, когда тот был еще совсем маленьким, и проводила ее вплоть до полового созревания. Потрясающий тренер. Но ее занятия тогда больше походили на игру в прятки, потому что она боялась афишировать свою работу большинству тренеров. Но я не мог не сунуть свой нос в это дело, мне было очень интересно! Словом, тогда в 60-х - начале 70-х в тренировке стало появляться все больше и больше "мягких" людей. Вместе мы смогли изменить подход к тренировке собак в Швеции, Норвегии, затем в Финляндии и чуть позже в Дании, потому что Дания была очень консервативной в то время. Страны Скандинавии очень близки друг к другу, и новые методы очень быстро распространились по всему региону. Люди нуждались в новом, а альтернативе, в мягких методах, а не в военщине, которую предлагали классы по послушанию. Я был первым в Швеции, кто открыл школу, где мы учили собак и людей тому, что им нужно в повседневной жизни, а не на войне. Эти курсы распространились по всему региону, потому что люди приезжали ко мне учиться, чтобы дальше самим учить людей и собак.

Лет 10-15 назад крупнейшая шведская организация тренеров, которая работала по старым методам, вынуждена была закрыть множество школ по всей стране, потому что люди больше не хотели к ним идти. Разумеется, они стали ненавидеть меня еще больше.

ОК: Получается, многие из тех тренеров потеряли работу?

АХ: Да, на радость собакам!

ОК: Можно ли сказать, что причиной такого распространения мягкой тренировки был менталитет жителей Швеции, история страны?

АХ: Вероятно, да, ведь Швеция почти не участвовала в войнах больше двухсот лет.

ОК: Большинство проблем связано с небольшим процентом агрессивных людей, и если их нет, то большинство людей обращается с собакой неагрессивно.

АХ: Конечно. Обычно люди приобретают щенка не для того, чтобы его бить, а потому что они любят собак. Это свойство человека уходит корнями в наше глубокое прошлое. По одной из теорий собаки стали жить с людьми около 15 тысяч лет назад в том числе потому, что тогда женщины часто бывали в одиночестве пока их мужчины добывали еду, и им хотелось о ком-то заботиться. Щенки отлично для этого подходили и, повзрослев, могли защищать женщин.

ОК: Кстати, а как отреагировали на новый подход к тренировке мужчины? Ведь среди мужчин, наверное, было больше сторонников доминирования и жестких методов?

АХ: Мне приходилось сталкиваться и с очень-очень агрессивными женщинами, и с очень добросердечными мужчинами. Мне кажется, женщины более критичны, а мужчины склонны следовать за лидером. Мужчины не обязательно авторитарны, но они больше склонны идти за авторитетом. Если такой авторитет говорит: "Это то, что нам нужно сделать", мужчины отвечают: "Хорошо!", а женщины: "Хм, вы уверены?". По крайней мере, я так считаю.

ОК: Если ваши идеи получили столь широкое распространение, значит на улицах Швеции нет несчастных собак, которых дергают за поводок, на которых кричат, ругают?

АХ: Так было до тех пор, пока на шведском телевидении не появился Цезарь Миллан. В то время я уезжал работать в США. Когда я вернулся в Швецию через несколько лет, я был поражен, к чему привели телепередачи, где людям советовали доминировать над собакой, быть лидером и тому подобную чепуху. Однажды я видел, как женщина в метро наказала собаку так, что та закричала. Если еще несколько лет назад такая сцена вызвала бы всеобщее возмущение, то сейчас не последовало никакой реакции. Потому что телевидение показывало людям, будто это совершенно нормально и правильно.

ОК: Выходит, Швеция сделала шаг назад?

АХ: Вся история тренировки развивается волнами. Сейчас мы находимся на спаде, в "ледниковом периоде". Цезарь Миллан и подобная ему тренер из Голландии, к сожалению, все еще имеют некоторый вес. Потому что они улыбаются миллионам телезрителей с экранов, говорят что-то вроде: "Собаке нравится, когда над ней доминируют". Это ужасно. К счастью, критика жестоких методов обращения снова набирает обороты. Если еще несколько лет назад по ТВ показывали передачи, где матерям советовали ставить провинившегося ребенка в угол, то сейчас такие методы критикуются. То же самое в очередной раз начинает происходить и с методами обращения с собаками. Так что сейчас мы в снова находимся в точке, где сторонники грубых методов и сторонники мягких методов разделяются. Первая ветвь тупиковая, а вторая будет развиваться.

ОК: Это напоминает историю с людьми и неандертальцами...

АХ: Да, сторонники жестких методов и есть неандертальцы!

ОК: Какова ситуация в Швеции с собаками в армии, полиции, сервисными собаками?

АХ: Военные в Швеции следили за тем, что происходило в мире тренировки собак и брали на вооружение то, что считали подходящим для их нужд. Поэтому сейчас в тренировке служебных собак значительную роль играют положительные, ненасильственные методы. Но военные есть военные, они не могут допустить "недостаточной" дисциплины. Поэтому в их тренировке слишком много упражнений на послушание.

Что касается сервисных собак, то в 80-е годы я начал обучение таких собак. Я был совершенно не согласен с прежним подходом, когда щенков отправляли в школу для подготовки сервисных собак, где они и жили до определенного возраста, а потом распределялись в семьи инвалидов. Это жестоко, потому что собака — это не товар. Собака как ребенок — ей нужна семья. Поэтому я решил, что тренером сервисной собаки должен быть тот человек, который в ней нуждается, то есть сам инвалид. Когда я поделился этой идеей с другими тренерами, они сказали, что это утопия и что нужно тренировать собаку, а не тратить силы на обучение людей. Поэтому эта задача стала для меня вызовом, который я не мог не принять. Я начал с того, что попробовал посмотреть на дело с точки зрения инвалида: сидя в инвалидном кресле, я обучал собаку по имени Кэнди подходить ко мне, приносить мне вещи, делать что-то по моей просьбе. Это было удивительно просто! Вскоре ко мне за помощью обратилась крупнейшая в Швеции организация по обучению собак-ассистентов. Я сказал, что буду с ними работать только при том условии, что сам буду определять методы тренировки, что тренером будет инвалид, а инструктор должен будет только подсказывать ему, как учить собаку. Они пожали плечами, пожелали мне удачи, но согласились.

Моим первым клиентом был человек на инвалидной коляске, у которого уже была собака. Это была одиннадцатилетняя бордер-колли, которую считали "проблемной". Она прошла курс жесткой тренировки в Стокгольме. Она кидалась на велосипедистов, бегала за утками, лаяла и прыгала на людей. И мы начали занятия. Я просто объяснил этому человеку, как нужно учить собаку, и подсказывал, если он делал что-то не так: "Нет, не так, да, верно, теперь правильно!" Ему очень понравилось тренировать свою собаку! Для собаки все те вещи, которым ее учили, стали интеллектуальной работой, активировавшей ее мозг. И, представьте себе, через два месяца собака перестала гоняться за бегунами, велосипедистами, прыгать на людей и лаять, потому что у нее наконец появилось какое-то интересное занятие. Ее хозяин был необычайно горд и благодарил нас не только за то, что его собака преобразилась, но и за то, что мы изменили его жизнь. У него появилось новое увлечение, то есть занятия с собакой. Но кроме того, мы с моей женой были очень естественны в отношениях с этим человеком и не обращали внимание на его инвалидность. Обычно инвалидов стараются не замечать, люди просто проходят мимо и отводят взгляд в сторону. При встрече с этим человеком я хлопал его по плечу и говорил: "О, привет! Как поживаешь? Что нового?" И, знаете, он начал больше общаться с людьми, с другими собачниками! Это был абсолютный успех. Об этой истории писали газеты. Этот человек с гордостью рассказывал журналистам, что, конечно, ему немного помогали инструкторы, но все же он сам обучил свою собаку. Затем мы начали точно так же обучать и других людей — с тем же положительным результатом. Для инвалидов это было настолько важным, настолько активирующим занятием. Люди в инвалидных колясках часто оторваны от общества и сидят по своим углам. Но здесь они наконец почувствовали себя активными, взяли инициативу в свои руки. В общем, этот подход начал распространяться. У нас появились тренеры, которые обучали инвалидов, как тренировать их собак. Такие люди стали появляться и в других странах. Но всюду это была отчаянная борьба, поскольку наш подход был гораздо более простым, а значит более дешевым, примерно на порядок более дешевым. Но сторонники прежних методов хотели зарабатывать много денег.

ОК: Многие люди прагматичны и рассматривают работу с собаками через призму затрат и прибыли. Вам довелось видеть много рабочих собак, которых обучали разными методами. Расскажите, пожалуйста, какие методы практичнее? Какие методы позволяют собакам эффективнее работать и дольше оставаться в форме?

АХ: Когда-то я был постоянным участником конференций различных ассоциаций по поисково-спасательным работам в Скандинавии, Италии, Германии. Меня всегда поражало, что среди собак-спасателей были только молодые собаки. Я ни разу не видел собак старше шесте лет. В моей книге "Драйв и мотивация" (готовится к печати в издательстве Догфренд Паблишерс — прим. автора) можно видеть, как у собак, "обучаемых" жесткими методами, кривая обучения сначала идет вверх, а затем выравнивается, а кривая мотивации после подъема с той или иной скоростью идет вниз. Иными словами, мотивация сходит на нет. Но если не смешивать работу с тренировкой послушания и тем более жесткой тренировкой послушания, отказаться от чрезмерного контроля над собакой, дать ей возможность делать то, что ей нравится делать, она будет с радостью работать до самой старости и с гораздо лучшими результатами.

ОК: Выходит, люди вкладывают большие деньги в тренировку собаки, не только неэффективную, но и неэтичную, тогда как существуют альтернативы, приятные и для людей, и для собак?

АХ: Конечно. Когда я работал в США в поисково-спасательной организации, подготовка рабочей собаки стоила примерно десять тысяч долларов. Но такие собаки не могли долго работать, и спасателям было нужно постоянно готовить новых собак на смену прежним. Это происходило потому, что многих собак готовили с помощью жестких, негуманных методов. Мы начали менять эти методы на новые. Процесс шел медленно, потому что большинству людей трудно смириться с мыслью, что их прежняя работа была неправильной, неэффективной и порой жестокой. Я впервые обратил внимание американских тренеров на мышцы и суставы, поскольку из-за жестких методов дрессировки у многих собак были проблемы со здоровьем. Я был очень рад, что мне удалось повлиять на работу той организации, и через несколько лет они ввели запрет на использование электрошоковых ошейников.

ОК: Возвращаясь к Швеции, как обстоят дела с шутцхунд-дрессировкой? Насколько широко распространена защитная дрессировка среди простых собачников?

АХ: Очень и очень мало. Большинство людей в этом не нуждается и боится, что от такой дрессировки собака станет агрессивной. Можно сказать, шутцхунд почти запрещен в Швеции.

ОК: Расскажите, пожалуйста, чему Вы учите собак в своей школе?

АХ: Сейчас я уже не тренирую собак, а обучаю людей. У нас есть команда тренеров, психологов, этологов, ветеринаров, хиропрактиков и других специалистов, которые читают курсы для будущих тренеров и зоопсихологов. Меня называют первым в мире психологом собак. Я не знаю, так ли это, но в Европе я действительно был первым. Когда я только начинал работать, словосочетание "психолог собак" вызывало смех. Местные газеты в каждом интервью со мной обязательно размещали шарж, где меня изображили Зигмундом Фрейдом, проводящим сеанс психоанализа лежащей на кушетке собаке. Хотя и сегодня люди часто обращаются за решением проблем поведения их собак к тренерам и ветеринарам, зоопсихологи стали известны шире. В идеальном мире нам не нужно тренировать собак вообще. Все что нам нужно — научить людей понимать собаку. Этим и занимаются зоопсихологи. Но наш мир несовершенен, поэтому иногда тренировка все-таки нужна. Чаще всего лишь для того, чтобы показать человеку, что его собака может учиться и делает это довольно быстро. Это подводит человека к мысли, что не все потеряно и ему стоит приложить силы, чтобы исправить ситуацию — как рекомендует тренер или зоопсихолог.

Когда я еще тренировал собак, у нас было много разных курсов. Как я уже говорил, у нас была тренировка послушания, но не военная муштра, как в других школах. Мы учили собак вещам, нужным в поседневной жизни в обществе людей: подходить на зов, спокойно гулять на поводке и т. п. У нас были курсы для старых собак, курсы для собак определенных пород, например, для бернских зенненхундов. У нас были классы с развивающими играми и упражнениями. Огромной популярностью пользовались классы, где мы учили собак искать грибы лисички. Каждый год мы проводили праздник для собак и их хозяев. В программу входил и поиск лисичек. Однажды во время поиска одна собака остановилась и села — это было сигналом, что собака нашла гриб. Когда я подошел, никакого гриба не было. Люди напряженно смотрели и не могли понять, почему собака ошиблась. Тогда я внимательно осмотрел то место и нашел крохотный обломок гриба размером с половину булавочной головки. Зрители были в восторге. Еще у нас было много специальных курсов. Так, например, к нам обращались люди из ассоциации слепых, потому что собак-поводырей в то время обучали армейские инструкторы и делали это очень плохо. Затем, по совету отца моей жены, мы начали учить собак искать плесень в зданиях и достигли больших успехов. Но через пять лет военные заявили, что они разработали уникальный метод обучения собак поиску плесени в домах и что они самые лучшие, потому что они из армии, а гражданские школы им только мешают. В то время проходила проверка эффективности их работы, и поскольку экспертов в этой области не было, обратились ко мне. Я предложил такой метод: в здании было две комнаты, в одной было два места с плесенью, а в другой, "контрольной" комнате вообще не было плесени. Их собаки демонстрировали маркировочное поведение ("плесень здесь!") в обеих комнатах и в разных местах. Это происходило потому, что собак дрессировали старыми методами, в авторитарном стиле. Мотивация собак заключалась не в том, чтобы найти плесень, а в том, чтобы удовлетворить хэндлера, возможно, избежать наказания. Поэтому они "находили" плесень даже там, где ее не было.

ОК: Можно ли сказать, что шведские законы стоят на стороне тех людей, которые работают по вашей системе?

АХ: Не совсем так, хотя в 90-е годы в шведские законы об обращении с животными было внесено несколько важных изменений. Одним из экспертов, который стоял за этими изменениями, был тренер из нашей школы. Теперь по шведским законам использование электрошоковых ошейников запрещено, запрещено также держать собак в клетках, запрещено держать собаку в клетке в машине больше часа и т. д. К сожалению, пока эти правила не распространяются на собак охотников, у которых есть мощное лобби в правительстве.

ОК: И напоследок: каким будет будущее отношений собак и людей? Стоит ли питать надежды на лучшее?

АХ: Определенно! Люди развиваются, получают образование. Мы все больше узнаем о собаках, лучше их понимаем. Больше сорока лет своей работы я провел "на баррикадах". Все эти годы я боролся с насилием над животными и продвигал мягкие, гуманные методы обращения — через свои книги, семинары, классы. Я подготовил больше 200 специалистов по психологии собак по всему миру, которые распространяют важные знания дальше. Поэтому я уверен, что в будущем наши отношения с собаками станут еще более гармоничными и приятными. Это всего лишь вопрос времени.

ОК: Большое спасибо за интересное интервью!

АХ: Спасибо вам!


Источник


Не в сети
 
Сообщение28.10.11 00:40
активный постоянный участник
активный постоянный участник Старожил форума
Последнее посещение: 1 год, 7 дней назад
Сообщений: 1872
Карма: 96
В тему - выступление Андерса Халлгрена «Лидерство или неоправданная жестокость», 2009 г.

Дрессировка собак и психология собак — это достаточно новое знание. Этой науке всего 50—60 лет и разумеется, что в этой области появляется что-то новое. Эта такая же динамичная сфера, как медицина, в которой все время появляются новые лекарства. И когда мы говорим о психологии и дрессировке собак, то понимаем, что появляются новые истины, и старые истины уже неприемлемы.

Мы все учились тому, что нам надо быть хозяином, начальником, буквой «А» для своей собаки. Эта тенденция началась в 20-х годах 20 столетия. Профессор зоологии Шелдруп-Еббе, который изучал куриц, думал, что когда птицы должны бороться за пищу, возникает в некотором роде иерархия среди них. И когда это исследование было опубликовано, все зообиологи этим чрезвычайно заинтересовались, и тогда было открыто, что у всех животных, которые живут в группах, есть некоторые социальные ступени. И это распространено по всему миру, вы можете это наблюдать в любом зоопарке, где живут волки, там все также иерархично. И эта иерархия основана на насилии. Это то, что мы в основном слышали.

На самом деле это неверно. Простите, что я сейчас это заявляю. Возможно, многие обучают своих студентов на основе знания об иерархии. И если мы видим агрессивную собаку, то говорим, что эта собака пытается занять наиболее высокую ступень в иерархической системе. Но современные биологи и этологи выяснили, что это не так. Это справедливо только для двух видов — для кур и для военных. И совершенно не подходит для собак. Неверно считать, что есть самая главная собака, и далее есть целая иерархия для остальных собак. На самом деле в основе существования группы лежит кооперация, взаимодействие, а не иерархия. Соответственно, нам надо пересмотреть старую модель. И, естественно, это достаточно трудно сделать для тех, ко обучает студентов на основе иерархичности животных.

Как же так получилось, что биологи нам говорили об иерархичном подходе, а теперь поменяли свою точку зрения. Ответ очень прост. Когда биологи изучали кур или волков в зоопарке, они изучали поведение животных в неволе. Разумеется, волки для нас составляют наибольший интерес. Волков собирали вместе на определенной территории и наблюдали за их поведением. В этих группах происходило много конфликтов, однако это не отражает истинное поведение волков.

Один знаменитый американский биолог в конце 60-х годов изучал обезьян, он проанализировал поведение обезьян в неволе и в зоопарке и нашел разницу. Она обнаружил, что у животных, которые живут на свободе, четкой иерархии не наблюдается, но иерархия все же была, но основывалась она не на власти. Если понаблюдать за волками, которые живут на свободе, то трудно определить, кто самый главный волк. По крайней мере, о том, о ком вы подумаете, что это самые главные волки, таковыми могут и не оказаться. Определить «кто главный» можно, наблюдая за теми, кто неглавный, на кого они смотрят. Понаблюдав, кому адресованы их поступки, можно понять, кто главный. Это как в школьном классе: несколько учеников находятся в центре внимания всего класса и это внимание имеет позитивную составляющую, остальные учащиеся стараются держаться поближе к ним, играть с ними.

Именно этот биолог наблюдал за животными, живущими в естественных условиях. Молодые животные, которые находились на низшей ступени иерархии, подходили к другим и облизывали их мордочки, словно пытаясь сказать: «Я тебя обожаю, ты лучший». Это не иерархия, основанная на власти — это иерархия, основанная на любви. И мы тоже живем в двух местах — в зоопарке и семье. Зоопарк — это где мы работаем (смеется) и семья — это мама, папа, дети. И волки на свободе живут в семье — волк, волчица, волчата разных возрастов. Они живут, как семья, заботятся друг о друге, оберегают, особенно молодое поколение. Когда рождаются щенки, старшие помогают. Точно так же, как в человеческой семье: мы заботимся друг о друге, оберегаем детей, это гармоничная группа, до подростковой возраста (смеется). Собственно, это справедливо и для собак, живущих вместе. Их совместная деятельность, основана на взаимодействии, а не на конфронтации. В этом отношении очень трудно менять свою систему убеждений. С самого начала применялись жестокие меры дрессировки, собак били, обижали именно во имя того, чтобы быть вожаком. А потом началась новая эра, которая провозгласила, что нельзя бить детей и собак. То есть все насилие было оставлено в стороне. Но концепция должностной иерархия сохранилась и появились новые рекомендации, как быть главной собакой, как стать вожаком. Люди давали такие странные рекомендации:

— не позволяйте собаке есть, пока вы не поели, тогда он подумает, что вы вожак,
— не позволяйте собаке забираться в кровать,
— не позволяйте собаке выходить из дома первой, потому что вожак всегда выходит первым,
— не сидите перед собакой на полу, если она лежит выше, чтобы ей не казалось, что она выше, чем вы,
— не позволяйте собаке писать по причине другой, чем для опорожнения мочевого пузыря (бедняги кобели),
— если собака рычит, показывает зубы, будьте внимательны — это она взбирается вверх по социальной лестнице,
— если играете с собакой, всегда оставайтесь победителем в игре,
— когда приходите домой, никогда не здоровайтесь с собакой.

Вот эти рекомендации появились вместо избиения собак, натягивания поводка и крика, но они такие же неправильные.

Конечно, собака может поесть раньше вас, и ей можно залезать на кресло, на кровать, туда, куда вы позволяет ей, это никак не связано с тем, кто главный. Совершенно нормально открывать собаке дверь: пусть собака выйдет. Это ни коем образом не связано с тем, кто вожак, это только связано с процессом обучения. Свои критические замечания я сделаю на каждый пункт списка.

Я бы хотел прокомментировать последнее изречение. Чтобы вы не делали, всегда поприветствуйте вашу собаку, когда вы приходите домой, иначе собака перестанет приветствовать вас. Особенно это важно для тех собак, которые долгое время находились вдали от своей семьи, им надо получить эти приветственные ритуалы. Дело в том, что группа собак и группа волков — это охотничья группа. И поэтому им постоянно приходится работать над взаимоотношениями, привязанностями внутри группы. Они должны быть настолько в одной связке между собой, настолько понимать друг друга, чтобы быть единой командой. И в группе есть различные поведенческие механизмы, чтобы отрабатывать эти привязки в группе. Один из таких поведенческих механизмов вы можете наблюдать на примере своей собственной собаки. Например, вы сидите в кресле и вдруг чувствуете, что нос вашей собаки утыкается в вашу руку, естественно, вы думаете: «Собака хочет, чтобы я ее погладил», — но собака уходит. Вы думаете: «Странная собака». И это как раз контактное поведение, необходимое для того чтобы наладить контакт между вами. Тоже самое наблюдается и среди волков. Когда волки переходят с одного места на другое, им необходим контакт носа с шерстью по крайней мере 6 раз за час. То есть они все время подходят друг к другу, тычутся носами, словно говоря: привет, дружочек, привет. Забудьте о том, что вам все время надо охранять свою позицию вожака!

Но вы можете сказать: если собака находится в состоянии агрессии, когда защищает свою пищу, разве не надо брать на себя роль вожака в этой ситуации? Нет. Если вы понаблюдаете за волками, живущими в естественной среде, вы заметите, что волки, которые находятся на более низкой иерархической системе, точно так же будут защищать свою пищу от волков, которые более главные. Например, вполне нормальная ситуация, когда волк и волчица — вожаки — подошли чуть ближе, чем положено, к волчонку, и волчонок точно начал защищать свою пищу. Волк и волчица просто отойдут в сторону. Разумеется, бывают стычки за еду, но эти стычки могут быть связаны с тем, что они не ели дней сорок.

Что же вам делать, если ваш щенок рычит, когда у него косточка или миска с едой. Отойдите! Собака не выиграла, не победила. Собака хочет просто быть уверенной. Если вы отошли, собака поймет, что вам можно доверять, что вы не съедите кость. Для многих, это, пожалуй, покажется неправильным, потому что известны случаи, когда собака может укусить в момент защиты пищи. Иногда бывают ситуации, когда нам надо достать что-то из пасти собаки. Но я хотел бы подчеркнуть: не вступайте в конфликт, не вступайте в борьбу, потому что это только усложнит ситуацию. Если такое случается, немного отойдите в сторону, чтобы собака успокоилась. Проблему можно решить очень просто: поменяйте то, что у собаки в пасти, на кусок мяса или что-то еще, и все будет мирно. Если вы повторите такое несколько раз, то проблема по поводу пищи исчезнет.

Когда щенки дерутся, это вовсе не означает, что кто-то из них пытается получить позицию вожака или стать главнее. Это просто их процесс обучения, им надо тренировать мышцы и свои коммуникативные способности. Именно в этом возрасте они учатся не кусать друг друга в полную силу, учатся взаимодействовать при помощи сигнальной системы.

У них в пасти находится мощное оружие. Зубы предназначены для того, чтобы убить крупное животное, поэтому им необходимо научиться коммуницировать. Но если вы посадите в клетку незнакомых волков, которые друг друга не знают, которые не являются семьей, то они будут воевать, поэтому нельзя изучить поведение волков в зоопарке.

Очень часто при встрече собаки дерутся. И мы думаем, что они решают, кто тут главный. Но это вряд ли. Может, они просто друг другу не понравились, так же как люди друг другу не нравятся. И когда они затевают драку, они просто показываются друг перед другом. Им необходимо выглядеть как можно более агрессивно, рычать агрессивнее, а кусаться даже нет необходимости. И если вы не будете вмешиваться в ситуацию собак, они разойдутся без конфликтов. Но тут возникает проблема. Хозяин собаки!

Когда вы, хозяин, видите, что ваша собака без поводка бежит к другой собаке, вы в панике говорите: «Боже, они сейчас подерутся», — и тут же начинаете орать «ко мне». Естественно, собака вас не слушает и бежит к другой собаке. И тогда вы орете другому владельцу собаки уже следующую свою сентенцию, самую отчаянную: «Это девочка?» А оттуда смертельный приговор: «Нет, это мальчик!» Вы также в воплях бежите, чтобы остановить драку, собаки стоят нос к носу, с хвостами, поднятыми к верху. И вы орете: «Отойди, иди сюда». Но в ту секунду, что вы подходите к собаке, начинается драка.

А теперь давайте посмотрим на ситуацию глазами собаки. Вы собака. Вы гуляете, обнюхиваете травку и вдруг сирена: «Ко мне-е-е!». Но в этом же не имеет ничего общего с тем, чтобы подойти. Это, скорее, напоминает вам бомбардировку, атаку на собственность. Вы думаете: «Где же где же это нападение?» И видите другую собаку: «Вот же, вот же это нападение». И, естественно, вы бежите к другой собаке. А с большого расстояния та, другая, собака выглядит маленькой. Но чем ближе вы подходите, тем больше собака, и вы уже не бежите, а потихонечку подбираетесь ближе, все время слушаете: есть ли сзади поддержка от хозяина. И, естественно есть, потому что вы лапами своими чувствуете, как трясется земля. Вы слышите, что кавалерия торопится на подмогу, крича, как в рог. Ага, это сигнал к атаке. И вы все бежите вперед и в какую-то секунду обнаруживаете, что уже нос к носу стоите к другой собаке и пытаетесь ее запугать. И думаете: «Что же мой хозяин так медленно подходит?» Вот, наконец, подошел хозяин, и вы думаете: «Ну, все, можно начинать».

А на самом деле собаки — не воинственные существа, они дружелюбные, легко обучаются кооперироваться, а не вступать в конфликты. Естественно, что из каждого правила есть исключения, как вот эта вот собака (фото).
andres_halgren.jpg
andres_halgren.jpg [ 18.07 Кб | Просмотров: 526 ]

Он чувствует себя собственником. И эта проблема схожа с проблемой защиты своих детей. Не атакуйте собаку, которая защищает свои игрушки, потому что сообщение, которое вы посылаете своей собаке: я с тобой соревнуюсь. И вы можете вынудить собаку на агрессию, а на самом деле надо отойти в сторону.

Мы всегда очень боимся агрессии. Я выделил 20 факторов, которые могут являться причинами агрессивности собак, и подробно остановлюсь на каждом.

1. Наследственные характеристики пород.
2. Проблемы в дородовой период.
3. Ранние опыты.
4. Более позднее восприятие.
5. Гормоны.
6. Фрустрация.
7. Ограничение свободы передвижения.
8. Стресс.
9. Ограниченная сенсорная способность
10. Болезни.
11. Боль.
12. Недостаток пищи.
13. Окрасы.
14. Близость.
15. Собственная территория.
16. Воссоединение после разлуки.
17. Защита раненого.
18. Защита щенка или ребенка.
19. Поддержка.
20. Владелец собаки.

Наследственность. Есть породы более агрессивные, есть породы более мягкие. Однако так же есть вероятность происшествий в дородовом периоде. Скажем, беременная собака в состоянии стресса, скорее всего, родит щенков, которые тоже будут в состоянии стресса. Первые опыты жизни щенка остаются с ним навсегда.

Например, бывают щенки и котята, которые любят взять что-то в пасть и жевать это, как будто сосут из бутылочки. Исследователи обнаружили, что это происходит тогда, когда им легко получить молоко из материнской груди. Когда сосок чересчур широкий, у щенков нет необходимости выталкивать молоко. Однако сосательный рефлекс остается, поэтому он присутствует с ними все время. Сосательный рефлекс не удовлетворяется, поэтому щенку необходимо продолжать что-то сосать. Так же и более поздние опыты жизни будут иметь влияние на его дальнейшее развитие: как вы ведете себя со своей собакой, естественно, повлияет на то, что будет с собакой дальше. Если вы чересчур требовательны, то ваша собака вырастет очень пассивной. Если вы общаетесь очень нежно, тепло, то вы вырастите очень активную, добрую и веселую собаку. И это влияет не только на поведенческие особенности собаки, но и в том числе на иммунную систему.

Обнаружено, что более активные люди и собаки, более здоровы и продолжительность жизни у них длиннее. Собаки, которые очень послушны, все выполняют, над ними сильно доминирует владелец, часто болеют, живут меньше.

Гормоны также имеют значение. Есть женские гормоны, очень агрессивные, когда это, конечно, касается собак (смеется). И если у суки течка разгоряченная, об этом все знают. Но не многие знают, что через 2 месяца после течки у собаки начинается родовая деятельность, схожая с настоящей, и она как бы рожает щенков.

Сука чувствует свое материнство, но многие люди этого не знают. Я как то получил телефонный звонок от очень огорченного мужчины. «Моя овчарка-сука, по моему, сошла с ума», — говорил он. Я спросил: «Что она делает?» «Она залезла в шкаф, а когда я подхожу близко, она начинает рычать». Хозяин побил собаку, однако это не помогло. Я спросил: «Когда у собаки была течка?» Оказалось, 2 месяца назад. Я ему сказал: «Ты изверг! Ты только что напал на мать с детьми. Ты делаешь то же самое по отношению к своей жене, когда у нее родовая деятельность?» Он ответил: «Не-е-е-ет». «Поди и купи торт с сосисками для собаки, — сказал я ему и угости свою собаку. Прояви к ней уважение, потому что она мать».

Не будем заострять внимание только на женских гормонах, потому что я хочу еще прожить долгую жизнь (смеется), давайте поговорим теперь о мужских. Тестостерон. Это гормон, обладающий высокой потенцией, оказывает влияние на собаку в трех направлениях: собака становится более раздражительной и агрессивной — это гормон драки; собака становится более сексуальной, а также это гормон стресса.

Что происходит в среде людей, разводящих собак. Не в отношении всех собак, а некоторых пород. Судья на собачьих выставках, присваивает оценки более мускулистым собакам, поэтому генерируются породы собак кобелиного типа. И если эта тенденция сохранится, то скоро мелкие породы в процессе отбора станут очень агрессивными. И соответственно, надо об этом говорить с судьями.

Фрустрация тоже может стать толчком для агрессии. Это как c маленьким ребенком, который в супермаркете хочет мороженое, а мама отказывается его покупать, тогда ребенок начинает кусаться и пинаться.

Мы итак уже достаточно фрустрируем свою собаку, когда берем ее на поводок. Это не дает собаке подойти к другой собаке, поприветствовать ее, подойти к другому человеку и поприветствовать его. Соответственно, риск агрессии возрастает. Ограниченная свобода движения — это также один из факторов, который ведет к увеличению агрессивности: собака не может вылить агрессивность, и она увеличивается. Или нахождение собаки в машине либо в клетке. Собака, находящаяся в тесном пространстве, может сильнее испытывать приступы агрессии.

Это возможно также зависит от собачьего языка. Дело в том, что собаки уже умели общаться между собой задолго до того, как мы это узнали. Они общаются, хвостом, ушами, позой, а также тем, как они поворачиваются, тем куда смотрят и куда движутся. Если собака все время находится на поводке, на коротком поводке, то этот язык разрушается. И собака, находящаяся на поводке, гораздо с большей вероятностью может затеять драку.

Также продолжительный стресс ведет к большей степени раздражительности.

Ограниченная сенсорная способность. Особенно это касается глаз и ушей. Есть собаки, у которых слух недостаточно развит слух или собаки с проблемами слуха, что очень сложно идентифицировать. У некоторых людей бывают глухие собаки, а они считают, что собака просто непослушная. Также случается, что собака слепая, а вы это не понимаете, пока собака не наткнется на что-то. Собаки могут видеть лучше или хуже, нет никаких способов измерения зрения собаки, нельзя определить хорошо или плохо она видит. Один ветеринар из Филадельфии придумал очки для своей плохо видящей собаки, и это изменило ее проблематичное поведение. Есть породы, у которых челки на глазах, их зрение несколько искажено, но другие собаки способны понимать их язык глаз. Поэтому если у вас собака с челкой, ее надо либо подрезать, либо завязывать хвостик.

И два последних фактора агрессивности — это болезнь и боль. По какой-то причине нам кажется, что наша собака не настолько больна, насколько это есть. Почти 80% собак с проблемами поведения оказались больны теми или иными заболеваниями, как правило, это основная причина агрессии, тревожного поведения, гиперактивности. У собак с проблемными поведением наиболее распространенное заболевание — это боли в спине. Я опубликовал работу, которая была переведена и издана "Догфренд Паблишерс" (книга Андерса Халлгрена "Проблема поведения или боль в спине?"). Я работал с хиропрактами и другими физиотерапевтами, мы исследовали 400 собак, среди которых были проблемные и беспроблемные собаки. 60% обычных собак имели проблемы со спиной. И я сейчас хочу сказать то, что будет неприятно некоторым сидящим в зале. У 25% этих собак были проблемы с шеей, и, конечно, это было напрямую связано с тем, что хозяин натягивал поводок. Натягивание поводка — это традиция, которую мы позаимствовали у предыдущих дрессировщиков. Мы переняли традицию рвать поводок, чтобы воспитывать собаку. Не только мы натягиваем и рвем поводок, но и собака натягивает и рвет поводок. Если у вас еще есть и удавка, то она еще большую травму может нанести собаке. Если вы задумаетесь над этим, то поймете, что когда вы рывком натягиваете поводок с удавкой, то, в общем-то, делаете то же самое, что делают те, кто вешает людей. Повешение — это достаточно рискованное занятие.
Пытайтесь находить другие способы дрессировки, их множество!

Следующий пункт несколько спекулятивен. Взрослые собаки окрашены в более темные цвета по сравнению со щенками, у щенков более светлое пузо, холка. И возможно, что когда собака пытается произвести впечатление на другую собаку, то тогда вы видите больше черного подшерстка. Я провел исследование. Я разговаривал с владельцами, у которых в доме, в семье жили две собаки одной породы — одна черного окраса, а другая светлого, например, белый и черный пудель, золотистый ретривер и прямошерстный ретривер. Я задавал владельцам вопросы, вроде этого: какая из собак наиболее агрессивно образом проявляет свое внимание, когда вы приветствуете их? Это всегда была собака с более темным окрасом.

Есть ситуации, в которых собаки готовы защищаться, применять агрессивные наступательные действия. Среди них мы можем назвать следующее: закрытое помещение, собственная территория, воссоединение после разделения, защита раненого, щенка, а также владелец собаки.

Сейчас вернемся к 14 пункту. Собаки очень чувствительны к близости, и это нагружает их эмоционально. Когда они хотят впечатлить или напугать кого-то, то подходят ближе; когда собираются подраться, то притрагиваются. И если вторая собака не хочет вступать в драку, тогда это прикосновение более телесное, и если драка в результате не происходит, то тогда одна собака влезает на другую, что напоминает совокупление — так они мирятся.

Это объясняет тот факт, что бывают собаки, которые не любят детей, потому что дети обнимают собак. Иногда очень крепко. Собака думает в таком случае: зачем ты лезешь в драку?

15 пункт — собственная территория. Собаки очень хорошо имеют представление о своей территории и чувствуют себя уверено на ней. Но буквально метр-два от своего забора, и они ведут себя очень осторожно. Особенно осторожно они ведут себя, если находятся на территории других собак. Возможно, это причина того, что собаки не устраивают драк на выставках, потому что каждая собака считает, что она на территории другой собаки.

Также необходимо сказать о факторе воссоединения после разделения, потому что это также эмоционально нагруженная ситуация для собаки. Если у вас две собаки одного пола, и вы одну собаку забираете, оставляя другую дома, то когда вы вторую собаку приведете обратно домой, может произойти драка. Но эту проблему можно легко решить. С той собакой, которая осталась дома, следует пойти на улицу и дать вашим двум собакам встретиться на улице. Здесь играет роль именно фактор территории, потому что та собака, которая остается дома, получается сильнее.

Защита раненого члена семьи также важна для собаки, а также для других животных, которые живут семьями. Это также касается защиты ребенка. Если вы везете коляску с малышом, и кто-то из незнакомцев захочет на него посмотреть, то собака ненавязчиво но настойчиво встанет между коляской и незнакомцем.

Один человек гулял со своими двумя овчарками, они были очень воспитанными, социально адаптированными, и у него случился сердечный приступ, он упал, люди хотели помочь ему, но не смогли, так как собаки вели себя, как львы. Приехала скорая, но и она не могла ничего сделать. В конце концов, вызвали полицейских, которые сумели обезвредить собак, и только тогда уже медики смогли помочь человеку. На следующий день статья в газете называлась «Собаки сошли с ума». Но они просто защищали своего хозяина. Каждое лето я слышу историю от владельцев: «Моя собака рехнулась. Он так любил моего соседа, а теперь, когда сосед приходит, пес рычит». Я всегда спрашиваю: «Ну что, приятно было поваляться на солнце?» А хозяин всегда удивляется: «Ты откуда знаешь?» Когда вы ложитесь на землю, то ваша собака пытается вас защитить, а когда вы сидите, то тогда вы уже сами можете о себе позаботиться.

И следующий фактор — это поддержка со стороны хозяина или другой собаки. Если вы держите двух собак, то у вас банда. Риск агрессии значительно возрастает. И хозяин собаки также представляет собой мощную поддержку для своего питомца, что в некоторых случаях может стать проблемой.

Как я уже упоминал ранее, иерархическая лестница работает не сверху вниз, а снизу вверх: именно младшие животные говорят: ты мой отец, ты моя мать, ты главнее меня.
Но когда я наблюдал за большими собаками, которые не являются одной семьей, я всегда пытался понять феномен подчинения, по какому принципу собаки наделяют друг друга разными социальным статусом.

Что можно назвать, пожалуй, типичным для завоевания социального статуса животным — это его социальная компетентность. Но, тем не менее, я многие годы задавался этим вопросом. Я думаю, что это опять же теория, я не уверен, но мне кажется, что этим недостающим фактором для системы подчинения является возраст. Мне кажется, что у старших, пожилых собак больший социальный статус в группе. Молодые собаки смотрят снизу вверх, проявляют уважение и восхищаются более старшими собаками.

Если у вас есть какие-то сомнения по поводу вашего лидерства, вы может провести такой тест. Он состоит из следующих пунктов:

— ваша собака достаточно часто подходит к вам, чтобы вы ее погладили;
— когда вы говорите утвердительно, ободряюще, ваша собака машет хвостом;
— когда вы приходите домой, ваша собака встречает вас повизгиванием и машет хвостом;
— когда вы обнимаете вашу собаку, ваша собака прижимает уши;
— собака часто целует вас или хотела бы это сделать;
— ваша собака всегда начинает смотреть в сторону через некоторое время после того, как вы посмотрите ей в глаза;
— ваша собака опускает уголки губ, когда вы приветствуете ее.
— когда вы обнимаете свою собаку, она опускает шею и поднимает нос;
— ваша собака часто притрагивается к вам, как будто ей хочется, чтобы ее погладили;
— когда вы приветствуете собаку, она часто поворачивается спиной и хвостом к вам;
— и последнее, когда вы говорите злобно, ваша собака выглядит побежденной.

Этот тест есть в моей книге (книга "Альфа синдром: лидерство или неоправданная жестокость"), и он означает, что вас ваша собака воспринимает вас как лидера, вожака. Проблема не в том, чтобы быть лидером, надо быть учителем. И если собака не воспринимает вас как главного, это проблема обучения. Если ваша собака бежит за бегунами, это не значит, что она вас не слушается, потому что вы не вожак для нее, ваша собака вас не слушается, потому что вы ее не воспитали. И некоторых проблем сложно избежать, потому что некоторым вещам собаку достаточно сложно научить. Чтобы научить собаку не бегать за бегущими людьми, трудно найти бегущего человека: вы же не может попросить бегуна остановиться, сказать ему, чтобы он дал лакомство собаке, а потом продолжал бежать. И если ваш доберман ведет себя агрессивно с детьми, вы не можете позвонить и попросить у друга детей на прокат.

Забудьте о том, чтобы быть вожаком, главным, доминантой. Это несущественно. Это неправильный метод работы, это сделает вашу собаку пассивной. Балуйте вашу собаку, но вместе с тем будьте хорошим учителем для нее.


Не в сети
 
Сообщение29.10.11 19:00
постоянный участник
постоянный участник
Всероссийская акция протеста против принятия законопроекта «Об ответственном обращении с животными» 458458-5
Клуб беспородных собак Джулия
Последнее посещение: 7 лет, 1 месяц, 22 дня назад
Сообщений: 198
Карма: 19
О, господи! Этого бы спеца к нам на площадку! Сбежал бы сразу! Его методами работать с малого щенка и хозяина с образованием кинолога, а не с проблемными или отказниками, которые у нас.
Чушь несусветная новая кинология.


Не в сети
 
Сообщение12.01.12 00:49
постоянный участник
постоянный участник
Последнее посещение: 6 лет, 5 месяцев, 1 день назад
Сообщений: 143
Наталья Михайлова писал(а):
Чушь несусветная новая кинология.

Возможно, Вы просто еще не доросли до этого, хоть и считаете себя Асом Старой Кинологии. Для меня идеи, высказанные автором не явились откровением - многое, о чем он говорит, я видел сам и, по большей части, согласен с ним. И даже, если в чем-то не согласен, то его мнение заставляет думать, сопоставлять и анализировать, чтобы аргументированно сформулировать свое несогласие. А "чушь несусветная" - это как-то по-дилетантски. Похоже, что Вы многого еще не знаете, не понимаете и не слишком хотите понимать.


Не в сети
 
Сообщение12.01.12 14:28
участник
участник
Последнее посещение: 2 года, 1 месяц, 5 дней назад
Сообщений: 98
Наталья Михайлова писал(а):
Его методами работать с малого щенка и хозяина с образованием кинолога, а не с проблемными или отказниками, которые у нас.

Психологию собаки нужно учиться понимать,и это огромный и кропотливый труд.Не важно какая собака проблемно-отказная,то бишь улыбчивый домашний щенок.Собственно для этого и организуются семинары с новыми методами дрессуры,после которых переворачивается отношение в целом к дрессуре по старинке.
Результаты намного выше и результативнее в дрессировке именно по новым методикам уж поверьте.И это не не моё личное мнение,многие в России уже поняли это, и мы стараемся привнести это в своём регионе.Приходите на семинар слушателем БЕСПЛАТНО!!!!И вы во многом убедитесь сами!!!

Jm,
|sm108|


Не в сети
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 Ответить на тему Начать новую тему

Найти:
Перейти:

cron
Карельский кинологический форум Koira
Вход с собаками разрешен!